Интервью

Александр Новак: Нас удивляют стресс-тесты Евросоюза

Министерство энергетики РФ, Глава

Министр энергетики РФ Александр Новак по итогам встречи Россия-ОПЕК в Вене ответил на вопросы трех немецкоязычных изданий, посвященные ситуации с обеспечением безопасности транзита газа в Европу через территорию Украины

Ниже представлен перевод интервью газете Die Welt, опубликованный пресс-службой Минэнерго России.

Российскому энергетическому сектору угрожают не только санкции ЕС. Дополнительную угрозу для бюджета страны представляет падение цен на нефть. Сюда же добавляются нерешенная проблема с Украиной, куда уже в течение нескольких месяцев из-за высокой задолженности не поставляется газ. О том, каких размеров достигнет дефицит энергоснабжения в Европе к зиме этого года и почему ЕС доводит ситуацию, как может показаться, до абсурда, в своем интервью газете «Die Welt» («Мир») рассказывает министр энергетики России Александр Новак.

На прошлой неделе «Газпром» сократил объемы поставок газа в Европу и уже в течение нескольких дней не дает никаких объяснений по этому поводу, что для компании совсем не свойственно. Какая политическая игра имеет здесь место?

Сокращения объемов поставок газа в Европу не было – это неверная информация. На прошлой неделе наши европейские партнеры запросили больше газа, нежели обычно, и «Газпрому» не удалось в полной мере удовлетворить возросшее предложение.

Но почему в таком случае «Газпром» выступил с объяснениями лишь спустя несколько дней? Данное поведение было истолковано как некое предостережение в адрес Европы, основанием которому послужил реэкспорт российского газа в Украину. Данную тему в своей беседе с Владимиром Путиным подняла сама канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Я не думаю, что здесь имеет место какая-либо политическая игра. Вероятнее всего, «Газпрому» не удалось в срочном порядке удовлетворить возросший спрос на газ, поскольку одновременно компания занималась заполнением газом хранилищ на территории России.

Можете ли Вы с уверенностью заявить, что зимой Россия не станет препятствовать реэкспорту газа путем элементарного сокращения поставок газа в Европу?

Да, это исключено. Мы заинтересованы в стабильных поставках.

При этом остается нерешенным вопрос о том, удастся ли Вам прийти к соглашению с Украиной по поводу газа и возобновите ли Вы поставки газа в страну. Ведь с июня Вы прекратили поставки газа в Украину, поскольку она не оплатила имеющиеся долги.

Мы предложили организовать встречу на следующей неделе и в ближайшее время планируем прийти к соглашению по этому вопросу.

Вы общаетесь с министром энергетики Украины Юрием Проданом напрямую?

Мы часто общаемся по телефону.

У Вас есть хороший контакт, однако на деле решить проблему не удается.

Инструкции по данному конкретному вопросу моему коллеге поступают от политического руководства, он не может их изменить. Ясно, что решение данной проблемы зависит от других людей. Данный вопрос гораздо более сложен: Есть Правительство, есть Парламент Украины и есть Президент.

Вы хотите сказать, что препятствует процессу кто-то в Украине.

Делегацию на переговорах возглавляет Продан, но мы не знаем, кто…

…кто выступает в роли суфлера?

Да.

Усложняют ли процесс предстоящие выборы в Парламент в Украине?

Любые выборы оказывают влияние на решения, которые народ не поддерживает. Если Украина согласится с нашими условиями, это может быть воспринято как шаг назад. При этом в действительности снабжение украинских потребителей газом было бы шагом вперед, действием, из которого можно было бы извлечь политическую пользу.

Однако переговорный процесс стоит на месте. Каковы Ваши предложения?

В настоящий момент размер долга Украины перед «Газпромом» составляет 5,3 млрд долл. Мы готовы требовать выплаты долга не в единоразовой форме, а реструктурировать его. Для начала Украина должна заплатить долги за ноябрь и декабрь – 1,451 млрд долл. Размер данной части долга обсуждению не подлежит. Мы также хотели бы, чтобы Украина частично погасила задолженность за газ, поставленный в начале года. Мы, в свою очередь, могли бы задним числом заново пересчитать сумму долга газ, поставленный в Украину начиная с апреля, с учетом скидок, которые мы предлагаем – в случае, если Украина согласится с нашими предложениями относительно цены, а именно около 385 долл./тыс. куб. м вместо 485 долл./тыс. куб. м. Тем самым, общий размер долга мог бы сократиться на 780 млн долл.

Наметилось ли какое-то сближение?

Сложно сказать. Со стороны Украины процесс движется очень тяжело, украинская сторона не желает искать компромиссы. Ситуация сейчас труднее, чем при переговорах в начале года, так как зима не за горами, и газ должен быть закачан. Мы также находимся в изменившихся юридических условиях, поскольку «Газпром» и украинская газовая компания «Нафтогаз» подали друг против друга иски в Стокгольмский арбитражный суд. До вынесения решения «Газпром» вряд ли пойдет на изменение условий контракта. Единственным вариантом остаются поставки в соответствии с договором.

Что может случиться при самом плохом развитии событий?

Мы надеемся, что здравый смысл победит, и будет достигнуто некое соглашение. Если же Украина не захочет обеспечивать поставки в зимнее время, тогда существует два сценария: серьезные ограничения для украинских потребителей…

…так как Россия больше не будет поставлять газ?

Конечно, в случае если он не будет оплачен. Второй вариант – Украина будет отбирать транзитный газ, который идет в Европу.

Существует ли вероятность, что тогда Россия может прекратить поставки газа в Европу?

Такой вариант «Газпромом» не рассматривается. Мы намерены обеспечивать Европу газом в соответствии с нашими договорными обязательствами.

Даже если Украина будет воровать газ?

В этом случае встанет вопрос, сколько газа идет в Европу по трубопроводам от украинской границы. В очень холодные дни транзитный газ может быть полностью выкачан. Возможно, в этом случае Европа останется без газа. Кому в таком случае Украина должна будет возместить разницу? Европейцам? «Газпром» подсчитал риски и среди прочего закачивает газ в свои европейские хранилища. Мы могли бы увеличить поставки через газопровод Opal, который является ответвлением от «Северного потока» и идет от побережья до границы Чехии, однако Европейский союз на данный момент не позволяет «Газпрому» использовать этот газопровод на полную мощность, хотя нам обещали, что решение по данному вопросу будет принято до 15 сентября. Это же абсурд! Теперь говорится, что решение будет принято к концу октября. Якобы, не хватает каких-то документов, однако к нам никто не обращается с требованием их предоставить.

О чем говорит такая позиция ЕС?

О том, что к вопросам обеспечения газом существует не экономический, а политический подход. И лица, принимающие решения, будут здесь учитывать ситуацию вокруг Украины.

В своих стресс-тестах ЕС допускает, что Россия вообще не будет поставлять газ в Европу. Такое возможно?

Мы такой вариант не рассматриваем. Мы скорее удивляемся, почему ЕС проводит подобные стресс-тесты.

Не только по вопросам газа есть проблемы. Цены на нефть падают. Вас беспокоит больше нефть или газ?

Я бы не стал говорить о «беспокойствах». Для нас оба этих сектора являются важнейшими источниками дохода. Я могу сказать, что нефть – это рыночный продукт, он существует по законам рынка. Поэтому нефть вызывает меньше вопросов, чем газовый сектор.

Что дала Ваша встреча со странами-членами ОПЕК в Вене?

Обмен мнениями в оценке ситуации, а также по поводу перспектив сланцевой нефти и сланцевого газа, а также развития перерабатывающих мощностей. В долгосрочной перспективе будет наблюдаться пропорциональность между спросом и предложением, при этом возможно возникновение небольшого превышения предложения над спросом, что может вызвать волатильность цен. Мы с генеральным секретарем ОПЕК Абдаллой Салемом Эль-Бадри едины во мнении, что падение цен, которое наблюдается с июля, имеет конъюнктурный и спекулятивный характер. Свою роль играет также, конечно, добыча сланцевой нефти в США и замедление темпов экономического роста в странах ОЭСР и Китае.

Соответственно, вы не взволнованы?

Мы обеспокоены резким падением цен. Однако мы не видим никаких особых объективных причин, чтобы цена упала ниже 90 долларов.

Комментарии запрещены.

Добавить комментарий

Другие интервью

Смотреть все